• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: россыпь букв (список заголовков)
03:58 

Россыпь букв-21. Воск. Время. Вальбурга.

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
Горячие капли воска стекают по бледным пальцам и падают на черную ткань платья. В доме на площади Гриммо нет никого, кроме нее и Кричера. Что ж, наверное, это ее расплата за излишнюю гордость и жесткость - она сама отреклась от старшего сына, и теперь, когда ее младший сын погиб, а муж умер, не выдержав горя, она осталась одна в этом темном лабиринте пыльных комнат, дышащих древностью.
В пустом доме тихо, так тихо, что слышно, как двигаются стрелки в старинных часах. Время. Беспощадный судья, никогда и ничего не прощающий. Поток, который невозможно ни остановить, ни повернуть вспять. Шорох осыпающихся песчинок, незаметный, пока не станет слишком поздно.
Вальбургу вдруг охватывает ужас. Темнота и тишина давят, и хочется кричать, звать... Кого? Она слишком пренебрежительно относилась к другим - и жизнь отнеслась так же к ней самой, походя уничтожив всех, кто все-таки был ей дорог.
- Кричер!.. - вместо крика получается сдавленный шепот. Свеча вырывается из внезапно задрожавших пальцев и гаснет. Непреодолимая тяжесть ложится на плечи, заставляя бессильно опуститься на пол. - Кричер...
Появившийся в комнате пару мгновений спустя старый эльф находит свою хозяйку мертвой. На белых, как воск, щеках остывают первые за много лет слезы...

@темы: гп, россыпь букв, фанфик

08:50 

Россыпь букв-20. Розы. Ревность. Рудольфус.

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
Территория нашего поместья закрыта от аппарации - в целях безопасности. Иногда, добираясь пешком от ворот имения до дверей дома, я успеваю проклясть все: неровную плитку, по которой невозможно ходить на каблуках, кусты по сторонам дорожки, цепляющиеся за подол платья, а, главное, того, кто придумал поставить дом в глубине сада.
Сегодня я спешу, как никогда: я сильно задержалась на собрании, Рудольфус приболел и не смог пойти со мной, но, судя по светящимся окнам, решил меня дождаться - а, значит, наверняка уже нервничает или злится.
Я подворачиваю ногу, шиплю сквозь зубы от боли, с трудом поднимаюсь на крыльцо и наконец-то распахиваю дверь в прихожую.
На полочке под большим зеркалом лежит огромный букет темных, почти черных роз. У меня перехватывает дыхание: неужели это мне? Муж не дарил мне цветов с самой свадьбы, а тут - такое великолепие... Неужели...
Рудольфус неслышно спускается по лестнице и останавливается рядом с зеркалом.
- Почему так поздно?
У меня падает сердце. В другой день я одарила бы его презрительным взглядом и ушла к себе, - но сегодня мне совсем не хочется ссориться. И я начинаю глупо оправдываться, как нашкодившая школьница.
- Обсуждали новый проект, а потом Эйвери вспомнил, что у меня сегодня день рождения, ну и... Лорд сказал, что мы обязательно должны это отпраздновать.
У Рудольфуса начинает дергаться веко - дурной признак. Очень дурной, вообще говоря.
- Эйвери вспомнил, Лорд сказал... А обо мне ты, конечно, не подумала?
- Руди, ну пожалуйста! - голос предательски срывается, но мой муж этого уже не замечает - он упивается своей ревностью, своими надуманными страданиями. - Ты же знаешь, наш Лорд не тот человек, которому можно перечить.
Бледные пальцы сжимаются на стеблях цветов, безжалостно сминая и ломая их.
- А твой муж - не тот человек, о которого можно вытирать ноги!
Букет летит мне в лицо. Рудольфус поворачивается на каблуках и гордо удаляется. Я остаюсь одна, с растрепанным букетом в руках и слезами, неостановимо бегущими по щекам. Никто никогда не оскорблял меня так. И никто никогда меня так не ранил.
- Хозяйка, может быть, поставить цветы в воду?
Я вздрагиваю от писклявого голоса домовика и мгновенно прихожу в бешенство. Подглядывает, значит?..
- Убирайся, безмозглая тварь! - я выхватываю палочку, и эльф тут же исчезает. Не настолько уж они и безмозглые, под Круциатус тоже попасть не хотят.
Я поднимаюсь в свой кабинет и ставлю розы в пустую хрустальную вазу. Много лет они будут стоять там - такие же черные, как ревность моего мужа, и такие же мертвые, как его любовь...

@темы: гп, россыпь букв, фанфик

08:53 

Россыпь букв-19. Ветер. Власть. Волдеморт.

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
Я стою на вершине высокого холма, и порывистый предгрозовой ветер развевает полы моей мантии. Я смотрю на мир, лежащий у моих ног, и думаю, что очень скоро все это будет принадлежать только мне.
Многие маги боятся, что, когда я приду к власти, население Магической Великобритании сократится в лучшем случае вдвое. Слабые, трусливые люди. Лорд Волдеморт мудр, он не будет убивать своих подданных без необходимости. Я оставлю жить даже большую часть грязнокровок - мне не нужно их полное истребление, мне достаточно отнять у них все права. Тогда они будут неопасны. А весь мир узнает, что лорд Волдеморт не только могуществевен, но и милостив. Власть, построенная на страхе, крепка, но несовершенна; смесь страха с восхищением надежнее, да и приятнее...
Я шагаю с вершины в поток ветра, позволяя ему нести меня - нам сегодня по пути.
Мои Упивающиеся Смертью уже, конечно, все собрались и ждут меня. Я медленно иду вдоль ряда, вглядываясь в лица.
Эйвери, Макнейр, Яксли... Тут смотреть не на что - один страх и слепая преданность. Лестрейнджи. Тут, наоборот, сплошное восхищение и желание доставить мне удовольствие любой ценой. Этим прикажешь умереть - они, не задумываясь, это сделают, причем даже без помощи убивающего заклятия. Малфой... А вот тут уже интереснее. Липкий, дурнотный ужас мешается с вполне осмысленным преклонением передо мной, как величайшим волшебником этого мира. Я проникаю в его сознание и досадливо морщусь: кажется, в этой голове нет даже ветра. Что ж, тем забавнее будет посмотреть, как он справится с заданием.
- Люциус, друг мой. Ты возглавишь операцию в Министерстве.
- Спасибо, мой Лорд! Это большая честь для меня... - врет, конечно. Я же вижу, что врет, не хочет он в это ввязываться. Но и ослушаться никогда не посмеет. Я на мгновение отвлекаюсь, представляя себе, что очень скоро мне так будут подчиняться все маги Великобритании... Великолепная картина!
- Возьмешь с собой Беллатрису, Долохова, Эйвери... - я почти не задумываясь называю имена. Нет разницы, кто пойдет в Отдел Тайн: все они сильные бойцы и хорошие слуги. Все благодарят за доверие и стремятся доказать свою преданность. Я выдаю им необходимые указания и взмахом руки отпускаю. За окнами ураганный ветер гнет и ломает деревья...

@темы: россыпь букв, фанфик, гп

01:46 

Россыпь букв-18. Радость. Ромашки. Регулус.

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
Когда при мне упоминают Регулуса Блэка, я вспоминаю совсем не высокомерного слизеринца, ловца команды факультета по квиддичу и лучшего ученика курса, и уж тем более - не юного талантливого Упивающегося Смертью. Я вспоминаю своего младшего брата - смешного, веселого мальчишку, с которым мы очень дружили в детстве.
Мы жили в городе, и к нашему дому не прилагалось не только парка, но даже и маленького заднего дворика. Наша территория заканчивалась на пороге. Играть в комнатах было скучно, старая мебель пахла пылью, и я, ребенок подвижный и активный, очень страдал от бесконечного сидения в четырех стенах.
Регул затворничество переносил гораздо легче - он любил и книги, и тихие игры, любил и слушать разговоры взрослых, от которых меня неизменно клонило в сон. Впрочем, для него, как и для меня, праздниками были те дни, когда мы выбирались на Диагон-аллею. Конечно, родители ни на минуту не отпускали нас от себя, но сама возможность увидеть что-то новое, перекинуться хоть парой слов с незнакомыми, а потому всегда такими интересными людьми не могла не радовать.
Летом, когда мне было восемь лет, а Регулусу, соответственно, семь, наши родители решили навестить всей семьей брата матери, Кигнуса. Нет, конечно, мы были знакомы и с дядей, и с его женой, и с их старшими дочерьми, но в гостях у них никогда раньше не были. Я с нетерпением ждал смены наскучившей мне до тоски обстановки и старательно вдохновлял побаивающегося жизни в чужом доме Регулуса.
В назначенный день отец взял меня на руки, бросил в камин щепотку порошка и шагнул в зеленое пламя, мгновенно перенесшее нас в дом наших родственников. Вслед за нами из камина вышли мать с Регулом, и дядя с тетей рассыпались в приветствиях и выражениях своей радости от нашего присутствия. Когда официальная часть наконец закончилась, нас познакомили с нашей младшей кузиной, Нарциссой, которую мы раньше не видели, и отпустили вместе с ней в парк, сказав, что старшие девочки появятся ближе к обеду.
Надо сказать, я не очень дружил с сестрами - Беллатриса раздражала меня своим высокомерием, а с Андромедой мне было просто скучно. Не особо понравилась мне и Цисси - она все строила из себя настоящую леди и очень гордилась тем, что, в отличие от нас, уже не первый год учится в школе, а, значит, намного умнее нас.
Впрочем, стоило нам выйти из дома, как и раздражение, вызванное сестрой, и ее собственная чопорность куда-то испарились.
Парк был чудесен. Аккуратно подстриженные кусты, старые деревья в несколько обхватов толщиной, яркие клумбы и покрытые полевыми цветами лужайки ласкали наши уставшие от однообразия и полумрака глаза.
Первые пару часов мы бегали по всему парку, то играя в догонялки или прятки, то просто радуясь солнцу и свободе. Парк был небольшим, и мы очень скоро излазили его весь, но нам он все равно казался просторным и прекрасным.
В конце концов Цисси устала, да и Регулус тоже, и мы уселись на заросшей ромашками полянке - прямо на траву, не заботясь о чистоте своих дорогих костюмчиков.
Я до сих пор помню все до мелочей: Нарцисса, раскрасневшаяся, с растрепавшимися волосами, объясняет моему брату, как плести венок, а потом со смехом возлагает на его голову их совместное творение. Я блаженно растянулся на мягкой, восхитительно пахнущей траве и с улыбкой наблюдаю за ними. Регулус замечает мой взгляд, поворачивается ко мне, гордо поднимает голову:
- Смотри, Сириус, я король!..
Я смотрю. На хрупкие белые цветы с желтыми серединками, ярко выделяющиеся на фоне черных волос. На сияющее от радости лицо. На испачканные зеленью ладошки. И мне как никогда хочется сказать ему, что я его очень-очень люблю, что я счастлив иметь такого брата, что мы всегда будем вместе - но я не нахожу слов, и только продолжаю улыбаться...
Конечно, это был не единственный наш счастливый день, но почему-то он запомнился ярче других. И именно эту картину я вспоминаю, когда кто-то произносит имя моего давно погибшего брата: маленький Регулус на залитой солнцем лужайке. Ромашки. И - радость...

@темы: фанфик, россыпь букв, гп

02:26 

Россыпь букв-17. Смех. Солнце. Сириус.

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
Я чувствую их даже сквозь стены - а стены в Азкабане совсем не тонкие. Я чувствую их даже в человеческом обличье - а ведь человек не чувствует и половины того, что доступно, например, собаке. Я чувствую их все время - беззвучно скользящие по коридорам тени, несущие холод и страх. К ним невозможно привыкнуть.
Интересно, что на зверей, несмотря на их чуткость, местные стражи почти не действуют. Это очень удобно - я теперь превращаюсь в человека, только когда слышу какие-нибудь подозрительные звуки. Обоняние в Азкабане, увы, бессильно - запах плесени перебивает все. И я жил бы псом все время, если бы не боялся, что кто-нибудь это заметит - не дементоры, конечно, дементоры слепы; а вот посетители - вполне могут. А еще... еще я, пожалуй, очень боюсь забыть, как это - быть человеком.
А вот сплю я всегда в облике собаки. Потому что собакам не снятся затягивающие, мучительные кошмары. Впрочем, ничего "собачьего" мне тоже не снится. Обычные сны, иногда даже вполне радостные.

Вот и сейчас мне снится кажущееся таким далеким прошлое. Хогвартс, ослепительное солнце, и мы с Джеймсом, носящиеся на метлах над территорией школы. Мы смеемся, мы молоды и счастливы...
Я крепче обнимаю ногами древко метлы и отпускаю руки. Сердце падает вниз: мы поднялись, пожалуй, слишком высоко, чтобы так рисковать. Но, впрочем, когда нас это останавливало?
Джим, конечно, следует моему примеру. И вот мы уже летим навстречу друг другу, вопя от восторга и сладкого ужаса... За мгновение до того, как мы на полной скорости впечатываем ладонь в ладонь, я не выдерживаю и хватаюсь второй рукой за метлу.
- Ты проиграл, Сири! Ты проиграл!!! - радостно кричит Джеймс, выходя из какого-то кошмарного штопора, в который его бросило после столкновения. Я не спорю и не расстраиваюсь - я летаю намного хуже, и если бы меня так закрутило, как его, я бы уже неконтролируемо падал. Но мне, как всегда, неописуемо повезло.
Я замечаю внизу маленькую фигурку нашего декана, профессора МакГонагалл. Она стоит, сложив руки на груди, и смотрит на нас. Кажется, нам не избежать отработок, - а, впрочем, какая разница?..
Я подлетаю к Джиму и толкаю его локтем в бок.
- Посмотри вниз, Сохатый.
Он вглядывается, жмурится от яркого света, хмурится на секунду, а потом снова расплывается в улыбке.
- Ну, если уж нас все равно ждет наказание, так почему бы не поразвлечься еще немного?!
Мы хохочем и снова начинаем вытворять в воздухе какие-то немыслимые вещи. МакГонагалл смотрит на нас снизу. Она ничего не может с нами сделать - да и не только она. Мы слишком молоды и слишком счастливы...

Чуткие уши пса улавливают тихий звук шагов, и я мгновенно открываю глаза, одновременно превращаясь в человека. Подо мной только холодный каменный пол, надо мной - заплесневелый потолок, а вокруг - серые несокрушимые стены и дементоры за ними. Но на несколько мгновений солнце и смех еще остаются со мной...

@темы: фанфик, россыпь букв, гп

22:42 

Россыпь букв-16. Осень. Одиночество. Орион.

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
...Осень в Лондоне - самое отвратительное время года. Дожди, серость, грязь... Яркие пятна деревьев кажутся раздражающе-неуместными, как потеки красного вина на черно-белой картине. А в этом году к общей мерзости осени подключилось еще и пошатнувшееся здоровье, и тяжелая, беспроглядная тоска.
Я успокаиваю себя, что это - возраст, усталость. Вот наступит зима, и станет легче. Но я знаю, что это не так.
Впрочем, я действительно уже совсем не молод, и это, конечно, тоже имеет значение. Подумайте сами, приятно ли на старости лет вот так вот бесцельно и одиноко бродить под дождем по улицам?.. Я вам отвечу: это отвратительно. Но дома... Дома, увы, намного хуже.
Мы, в общем-то, сами виноваты в случившемся. Мы никогда не пытались разобраться в том, что и почему происходит с нашим старшим сыном. А когда его поведение перестало вписываться во все допустимые рамки, мы просто вычеркнули его из семьи. Нельзя сказать, что это прошло для нас безболезненно - все же, это был наш сын, наш первенец, которого мы по-своему любили, на которого мы возлагали большие надежды... Вальбурга долго плакала, да и я много переживал после нашего разрыва. Однако у нас оставался Регулус - наша гордость, наша опора, настоящий Блэк. Умный, смелый, ценящий чистоту крови. Мы были очень рады, когда он примкнул к Темному Лорду. Мы верили - его ждет большое будущее.
Мы много во что верили - и мы слишком во многом ошибались. Регулус погиб, не дожив до восемнадцати лет, и мы остались одни. Вальбурга почти сошла с ума, целыми днями плачет, перебирает колдографии младшего сына и кричит, если кто-то пытается ее отвлечь от этого занятия. А я... Я брожу в одиночестве по осеннему городу, и мне не с кем даже просто поговорить. И это, наверно, уже навсегда...

@темы: фанфик, россыпь букв, гп

02:24 

Россыпь букв-15. Небо. Нежность. Нарцисса.

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
Теплый ветер легко касается светлых волос, перебирает их нежными слабыми руками; высокое весеннее небо отражается в голубых глазах, рождая в них золотые искры. Нарцисса смеется...
Эта чудесная женщина - моя жена. И мне самому иногда сложно в это поверить. Разве может красивая, умная девушка выйти замуж за тщеславного, эгоистичного, самонадеянного болвана? А ведь я таковым тогда и являлся...
Впрочем, кто знает, что она увидела тогда во мне; в любом случае это уже не имеет значения. Наша семья прошла через множество испытаний на прочность - и выдержала. Значит, мы не ошиблись, выбрав друг друга...
Люди много говорят о любви, о страсти, о счастье... Я не знаю, применимы ли эти слова к нашим отношениям с Нарциссой. Да и что такое - любовь, счастье?.. Относительные понятия, которые каждый понимает по-своему.
Зато есть нежность - пронзительная, переполняющая душу, делающая мир ярче, светлее и чище, огромная, как само небо. И - приобретенное с годами единство. Называется ли это любовью, или этого слишком мало?.. А есть ли разница после стольких лет вместе?
Нарцисса убирает упавшие на лицо пряди, и я в который раз замечаю, что у нее потрясающе красивые руки, руки настоящей аристократки: тонкие запястья, узкие кисти, длинные пальцы, белая кожа... Эти руки утешали и лечили, писали судьбоносные письма и укутывали в одеяло маленького сына. А еще - мягко касались моего плеча, когда я выходил из себя, - и я тут же успокаивался, избегая кучи ошибок. Это руки сильной и смелой женщины, и - руки прекрасной леди.
Я ловлю взгляд ее небесно-голубых глаз - ненавязчиво-внимательный, открытый и немного лукавый, - и нежно-нежно прижимаю ее к себе. И какая разница, как называется то, что я к ней испытываю? Главное, что спустя столько лет нам по-прежнему хорошо друг с другом...

@темы: фанфик, россыпь букв, гп

20:13 

Россыпь букв-14. Рельсы. Рябина. Ремус.

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
Недалеко от нашего дома проходит старая железная дорога; по ней уже много лет не ездят поезда, рельсы давно заржавели, а между ними растет трава и молодые деревца.
Я очень люблю сидеть там и мечтать. Мечтать о том, что однажды у заброшенной, полуразрушенной платформы остановится алый поезд, который увезет меня в школу.
Конечно, это только мечты. Никто не примет оборотня в Хогвартс, да и расположен он совсем в другой стороне. Но как же здорово сидеть на треснувшей бетонной плите, смотреть на начинающую краснеть рябину рядом с развалинами и представлять, как с тихим звоном вздрагивают рельсы... Потом еще раз, и еще, и вот уже слышен гудок паровоза, и состав тормозит у маленькой станции, и чьи-то руки втягивают меня в вагон, и кто-то смеется, хлопает меня по спине, рассказывает что-то про школу и свои домашние дела и угощает волшебными сладостями...
Каждый раз я почти начинаю верить, что все так и будет. И каждый раз наступает вечер, синие сумерки окутывают землю, и мне приходится идти домой.
Нет, не подумайте, я очень люблю свой дом. Но там совсем нет места вере в чудо. Она погибает при виде наполненных слезами глаз матери и всегда как будто виноватого лица отца. Она не выдерживает близости подвала с истерзанными моими когтями стенами. Я понимаю, что мне, в общем-то, не на что надеяться, но я не хочу признавать поражение. Может быть, потому что я еще ребенок. А может, потому, что в этом мире действительно случаются чудеса - иначе кнат ему цена.
И утром я снова убегаю на старую станцию. Срываю гроздь рябины и с удовольствием ем по одной пронзительно-горькие ягоды. И верю, что однажды по моим рельсам пройдет поезд, который изменит всю мою жизнь...

@темы: россыпь букв, гп, фанфик

18:48 

Россыпь букв-13. Туман. Тоска. Том.

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
Окрестности школы заволокло туманом - густым, молочно-белым, достойным октября, а не июня. В слизеринских спальнях, конечно же, нет окон, но туман как будто умудряется проникать и сюда - в комнате холодно и сыро, свет свечей кажется приглушенным. Красивый юноша, сидящий на одной из кроватей, непроизвольно ежится и плотнее закутывается в мантию. Конечно, можно выйти хотя бы в гостиную, к камину, но почему-то не хочется.
Настроение шестнадцатилетнего Тома Реддла полностью соответствует погоде на улице: им владеет мутная, затягивающая тоска. Нет, ему не жаль убитую василиском девочку, - для него она была всего лишь ступенькой на пути к достижению цели. Может быть, это последствия расщепления души?.. Но ведь такое бывало иногда и раньше, и он никогда не мог найти причину...
А вот приводили такие приступы мрачности всегда к одному и тому же: Тому мерещилась мать. Худая, некрасивая, несчастная женщина приходила к нему, неощутимо гладила по черным волосам, вздыхала и спрашивала, заглядывая в глаза:
- Зачем же ты так, сынок? Не печалься, ведь я люблю тебя...
Когда-то, в детстве, ему действительно становилось легче от ее слов. В подростковом возрасте - почему-то становилось стыдно. А сейчас...
- Если ты любишь меня, то почему же ты оставила меня одного?! - зло, безжалостно выплюнул в призрачно-бледное лицо матери Том.
Женщина отшатнулась, вскрикнула - и исчезла. Том мрачно усмехнулся и добавил в пустоту:
- Надеюсь, ты больше не будешь приходить и надоедать мне своими лживыми словами.
Ему вдруг стало спокойно, как будто этот разговор смел с его дороги последние преграды. Тоска растаяла утренним туманом, вспомнился и вчерашний успех - ведь он, шестнадцатилетний школьник, смог не только открыть Тайную комнату, но еще и создать свой первый крестраж! - и все дальнейшие планы...
Том торжествующе улыбнулся своим мыслям и поднялся с кровати; поправил легким движением палочки смявшуюся мантию и отправился в гостиную...

@темы: фанфик, россыпь букв, гп

01:51 

Россыпь букв-12. Семья. Соответствие. Скорпиус.

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
С раннего детства я знал множество интересных историй про своих родных. Про отца, в семнадцать лет взявшегося за непосильную задачу, чтобы спасти родителей; про мать, вышедшую за отца замуж, когда наша семья, можно сказать, была на самом дне; про бабушку, обманувшую Темного Лорда и тем самым способствовавшую его уничтожению; про деда, делавшего все, чтобы его сын и жена были в безопасности... Все они, конечно же, казались мне настоящими героями. И я изо всех сил старался соответствовать своей семье, быть настоящим Малфоем. И все время огорчался, потому что у меня не получалось.
Мне было шестнадцать, когда я влюбился. В гриффиндорку, в дочь легендарного Поттера, Лили.
Я признался ей незадолго до Рождества - надеялся уговорить ее погостить у нас в каникулы. И я даже представить себе не мог, что она может ответить так:
- Я не буду с тобой встречаться. Потому что ты Малфой.
Я бросил что-то вроде "извините за беспокойство" и ушел, гордо подняв голову. А потом долго метался по пустой спальне, пытаясь как-то осознать происшедшее.
Когда я вернулся домой, мной уже владела тоскливая апатия. Я ел, спал, делал уроки и старался ни с кем не общаться. Родители беспокоились, но я не хотел рассказывать им о своей проблеме. Дедушка пытался меня отвлечь от грустных мыслей, развлечь чем-то новым - но ему это не удавалось. Одна бабушка вела себя, как всегда. И я, пожалуй, был ей за это благодарен.
И все же - мне очень хотелось выговориться. А потому в предпоследний вечер каникул, когда бабушка зашла ко мне пожелать добрых снов, я не выдержал:
- Бабушка Цисси, скажи, что важнее - любовь или семья?
Она внимательно вгляделась в мое лицо и присела на краешек кровати.
- Разве эти понятия можно разделить, Скорпи?
И я, как в детстве, положил голову ей на колени и начал сбивчиво, взахлеб рассказывать о своей беде...
Она не перебивала меня, не переспрашивала, не комментировала. А когда я закончил, мягко погладила меня по волосам и задумчиво сказала:
- Ты поступил правильно, Скорпи. Ты мог отказаться от нас, сказать, что ты не такой, как мы, прекратить с нами общаться и сохранить свою любовь. Но тогда ты рано или поздно остался бы совсем один, потому что эта девушка, судя по всему, не испытывает к тебе сильных чувств, иначе бы ее ничто не остановило... Но ты, как настоящий Малфой, не предал своей семьи, и я горжусь тобой.
Я слушал ее, и ее голос убаюкивал меня, как волшебная музыка, и первой, кажется, уснула боль; на меня снисходил блаженный покой, счастливое ощущение единства со всеми своими родными, с самим нашим домом, видевшим столько грязи и горя - и выстоявшим. Я начал задремывать, и слова бабушки пробивались сквозь сон, рождая перед глазами чудесные, сказочные образы.
- ...А девушку, которая будет тебя достойна, ты еще встретишь. Такую, которая примет тебя вместе с твоей семьей, твоими привычками, привязанностями и проблемами. Которая пойдет за тобой хоть на край света и будет беречь тебя и ваших детей, как главное сокровище своей жизни. И если ты будешь любить ее так же, как она тебя, она станет настоящей миссис Малфой - кем бы она ни была по рождению. Потому что Малфои - это прежде всего семья, в этом наша сила и наше счастье. А семья - это прежде всего любовь...

@темы: фанфик, россыпь букв, гп

17:10 

Россыпь букв-11. Лед. Лестницы. Люциус

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
В поместье пусто и холодно. Сын на работе, а муж... Муж на очередном слушании его дела. Январский мороз заставляет трескаться деревья в парке. Наша старая домовиха пыталась хотя бы напоить меня горячим чаем, но я отказалась - кажется, от беспокойства я не смогу даже чашку в руках удержать, не говоря уж о том, чтобы что-то из нее пить.
Я брожу по поместью - бестолково, бессмысленно. Лестница-коридор-гостиная-комната сына-снова лестница... Вверх, вниз, снова вверх... Наконец я останавливаюсь возле узкого лестничного окошка. Стекло сплошь покрыто ледяными узорами и я, как в детстве, дыханием протапливаю себе "глазок". Впрочем, смотреть за окном особо не на что - парк так же пуст, как и дом. Снега в этом году почти нет, и серая гладь замерзшего пруда ярко выделяется на фоне черной земли. Я стою у окна и неотрывно смотрю на ровный, как зеркало, лед; у Люциуса глаза точно такого же цвета...
Он, в отличие от меня, не изводит себя страхами. Он относится к жизни, как к игре - интересной и любимой, но все же - только игре. Он азартен, и, пожалуй, он хороший игрок. Ему нравится просчитывать ходы, искать выходы из сложных ситуаций, строить хитрые комбинации... Сегодня утром я, стараясь скрыть тревогу, спросила:
- А если ты все-таки проиграешь?
Он беспечно улыбнулся.
- Глупости, Цисси. Пока я жив - я всегда могу отыграться.
Да, он, конечно, прав. Какой бы крупной ни была неудача, пока человек жив - он не проиграл. Даже если он проиграл все, кроме жизни.
Наверное, поэтому моего мужа не сломил Азкабан. Дементоры высасывают радость, а не мысли. Люциус прекрасно умеет прятать свои эмоции, оставляя работать только мозг. Вместо того, чтобы переживать, вспоминать что-то, бояться, любить или ненавидеть, как остальные узники, он просто равнодушно обдумывал пути решения проблемы и планы на несколько ближайших лет. Не то чтобы они ему пригодились по выходу из тюрьмы, но он, по крайней мере, сохранил рассудок. Как сказал он сам: "Чтобы сохранить рассудок, им надо пользоваться". Что же, с этим у него никогда не возникало трудностей...
Я слышу стук двери и шаги в холле, и стремительно спускаюсь по лестнице. Муж обнимает меня - усталый, спокойный, уверенный; от него пахнет морозом и вековечной министерской пылью. Я прижимаюсь щекой к бархату мантии и несколько мгновений просто наслаждаюсь тем, что он рядом; потом решаюсь спросить:
- Как все прошло, Люци?
Он нежно целует мои волосы и отвечает таким мальчишески-довольным голосом, что мне хочется рассмеяться:
- Кажется, я выигрываю этот раунд, дорогая.
Я поднимаю голову и смотрю, не отрываясь, в его серые, как лед, глаза. И думаю, что мало кто знает, каким теплым бывает лед...

@темы: фанфик, россыпь букв, гп

09:03 

Россыпь букв-10. Луна. Ландыши. Луна.

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
Лунный свет серебрит гладь пруда и волосы сидящей у воды девушки. Я смущенно переминаюсь с ноги на ногу в тени деревьев, боясь нарушить гармонию этой картины. Но, конечно, Луна меня замечает. Откладывает книгу, оборачивается и смотрит на меня своими чудесными серебристыми глазами.
- Привет, Невилл!
Я краснею и подхожу к ней, как-то глупо, неловко протягивая букетик ландышей.
- О, спасибо, - она безмятежно улыбается и с детской непосредственностью зарывается носом в букет. - Это мои любимые цветы.
- Я знаю, Луна... - Мне очень хочется дотронуться до живого серебра ее волос, но я не решаюсь, сижу, весь пунцовый, и любуюсь ею; и я совсем не знаю, что еще сказать...
Луна поднимается выше, и мир становится призрачным, нереальным. Вода, роса на траве, головки цветов, волосы Луны светятся мягким, ровным светом. Я не выдерживаю и касаюсь плеча девушки - чтобы почувствовать, что она живая, не привидение, не морок. Ощущаю ее тепло - и вдруг успокаиваюсь, уверенно притягиваю ее к себе, и она покорно склоняет голову мне на плечо.
- Смотри, фестралы! - почему-то шепотом говорит она; я перевожу взгляд на дальний берег и вижу двух коней, выходящих из леса. - Покатаемся?
Я киваю, понимая, что это дурная идея, но не решаясь отказать ей; я готов пойти еще и не на такое, только чтобы видеть это радостное вдохновение на ее лице. Да и, в конце концов, мысль устраивать свидание ночью у самого Запретного леса тоже умной не назовешь.
Луна приманивает лошадок, и мы летим сквозь темноту, и дух захватывает от восторга.
- Давай долетим до луны? - девушка направляет своего коня почти вертикально вверх и смеется. - Не отставай!
И я, конечно, стараюсь не отстать.
Мы поднялись так высоко, как я не поднимался никогда, но мне почему-то не страшно. Тут холодно, и Луна зябко поводит плечами, да и у меня уже зуб на зуб не попадает. Она по-прежнему держит в руке букет, и мне на мгновение кажется, что цветы заледенели и звенят, как настоящие колокольчики.
Мы выравниваем фестралов и просто молча летим рядом. И пусть небо - не самое комфортное место для жизни, но мы совсем не хотим спускаться на землю...

@темы: фанфик, россыпь букв, гп

01:52 

Россыпь букв-9. Война. Встречи. Виктор.

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
You look up to the sky
With all those questions in mind
All you need is to hear
The voice of your heart
In a world full of pain
Someone's calling your name
Why don't we make if true
May be I, may be you
(с) Scorpions, "May be I, may be you"


Я заметил тебя в первый же день нашего пребывания в Хогвартсе. Почему-то я сразу увидел не смешную лохматую девочку-заучку, какой тебя считали все, а красивую, сильную, умную девушку. Я наблюдал за тобой издалека, восхищался тобой и не решался с тобой заговорить. И рискнул только перед балом, потому что понял - это мой шанс. Если тебя сейчас пригласит кто-то другой, мне будет не на что надеяться.
На Святочном балу ты была прекрасна, как сказочная принцесса. Я говорил какие-то неуклюжие комплименты, не в силах выразить переполняющие меня чувства - но ты прощала мне мою неловкость. Мы весь вечер провели вместе, обсуждали все подряд, смеялись и, конечно, танцевали. Наш первый вальс я помню до сих пор. Это было похоже на... полет, пожалуй, но не на привычный полет на метле - я не чувствовал собственной тяжести, мы как будто плыли в невесомости, растворялись в музыке, только я и ты, и я не видел ничего, кроме твоих глаз и твоей улыбки, автоматически обходя другие пары и мечтая, чтобы этот танец не кончался - но он, конечно, все-таки закончился. А потом ты поссорилась со своим другом, Роном, и я искал тебя по всему замку - и нашел плачущей на лестнице. Я сделал бы многое для того, чтобы ты больше никогда не плакала. А тогда я просто сидел с тобой рядом и пытался тебя как-то успокоить. И я сам не заметил, как с моих губ сорвалось слово "люблю".
Ты сразу перестала плакать. Посмотрела на меня широко распахнутыми глазами и еле слышно прошептала:
- И я... тебя...
И наши губы встретились в первом робком поцелуе...
После второго испытания я пригласил тебя на каникулы в Болгарию. Но ты в тот момент слишком беспокоилась за друзей, и предложила поговорить об этом потом. Я, конечно, не настаивал.
Это "потом" так и не случилось. Последнее испытание Турнира перевернуло жизни всех волшебников Великобритании - и не только; что уж говорить о наших с тобой...
Хотя, конечно, я хотел предложить тебе уехать со мной. Но, глядя в твои глаза, я понял - ты откажешься. Ты не бросишь своих близких ради безопасности и предпочтешь дружбу любви. И я не имею никого права настаивать. Да и вообще заводить разговор об этом...
Мы поддерживали переписку - но письма приходили все реже. Я сходил с ума, думая о том, как там ты, в самом центре войны. Я выписывал английские газеты - но информация в них была странной, неполной, а то и вовсе противоречивой. Я уже не надеялся на встречу - но она все-таки состоялась. Флер пригласила меня на свою свадьбу, где была и ты.
Я смотрел на тебя, не веря своему счастью. Даже не веря до конца, что это ты. Такая взрослая, такая красивая... такая чужая. Я не знаю, правда ли это, что ты уже тогда встречалась с Рональдом - он ревновал тебя, это было очень заметно, но ты в любом случае была рада меня видеть и не скрывала этого. Я хотел спросить у тебя после праздника, - или не спрашивать, просто поговорить с тобой, постоять рядом... Но судьба опять оказалась не на моей стороне.
Я знаю - вы победили в этой войне. Не маги, не ваш пресловутый Орден Феникса, именно вы втроем. Наверное, Гарри не справился бы без тебя... без вас с Роном.
Я слышал, что ты выходишь за Рональда замуж. Действительно ли ты любишь его?.. И помнишь ли ты меня?.. Эти вопросы, наверное, уже поздно задавать.
Но я помню и люблю тебя, Герм-ивонна. И все еще надеюсь на новую встречу...

@темы: фанфик, россыпь букв, гп

02:24 

lock Доступ к записи ограничен

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:37 

Россыпь букв-7. Метель. Мечты. Малфои.

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
Мы возвращаемся со свадьбы друга нашего сына, Грегори Гойла; Драко остался в гостях, а мы, утомленные праздником, простились со счастливыми молодоженами и аппарировали к нашему поместью.
Мы бредем по темному парку; метет метель, снежинки оседают на мантиях, путаются в наших волосах - впрочем, там они уже совсем незаметны. Но, несмотря на возраст, несмотря на все пережитые нами потрясения, мы чувствуем себя по-прежнему молодыми. Такими же, какими мы были в день нашей собственной свадьбы.
- Вот было бы здорово, Люци, если бы и Драко наконец женился! - выдаю я свою женскую мечту.
- Успеет еще, не спеши, - улыбается мой любящий муж.
Я опираюсь на его руку и чувствую его спокойную, уверенную силу, ту самую каменную стену, за которой я всегда могу укрыться, если будет нужно.
- А знаешь, я всегда хотела поездить по разным странам, пожить в городах, где все по-другому, не так, как в Великобритании...
- Если твоя мечта доживет до весны, я с удовольствием ее исполню.
- А как же твои дела?
Люциус смеется.
- Дела никуда не денутся, а если и денутся, то найдутся другие, не переживай.
Я плохо вижу его лицо в метельной темноте, но прекрасно знаю, что сейчас на нем отражается. Судьба подарила мне невозможно щедрый подарок - любовь этого красивого, умного... да просто - самого лучшего мужчины на земле.
- А знаешь, чего я хочу больше всего?
Он останавливается, вглядывается в мои глаза, мягко отводит упавшую на лоб прядь волос.
- Чего же, королева моего сердца?
- Каждый вечер засыпать, положив голову тебе на плечо, и каждое утро, просыпаясь, чувствовать тебя рядом. Много-много лет.
Люциус наклоняется ко мне и целует - нежно и долго, и наши губы, холодные и обветренные после прогулки по зимнему парку, становятся горячими, а сердца начинают биться быстрее. И он шепчет, не прерывая поцелуя:
- Так и будет.
Он легко подхватывает меня на руки и переносит через порог нашего дома - как много-много лет назад. А я так же волнуюсь - и так же счастлива, как тогда. И мы никогда не станем старше...

@темы: фанфик, россыпь букв, гп

09:09 

Россыпь букв-6. Горечь. Гербарии. Гермиона.

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
Я сижу за книгой и пью крепкий до горечи, обжигающе горячий чай.
Когда-то давно, когда мы с Гарри и Роном искали крестражи, нам казалось, что, стоит нам победить, - и все сразу станет хорошо, все будут жить свободно и счастливо и забудут о том, что такое ужас и боль.
Мы ошиблись. Победа принесла некоторое облегчение магической Британии, но не более. А мы, вчерашние герои, оказались предоставлены сами себе. О нас было написано множество книг и статей, но мы как таковые никому не были нужны. Даже друг другу. Даже, пожалуй, себе.
Каждый устроился, как смог. Рон занял место погибшего брата в магазине волшебных вредилок. Гарри играет в квиддич. Невилл преподает травологию в Хогвартсе. Луна ездит в какие-то бесконечные научные экспедиции. А я - я работаю в Министерстве Магии. И я никогда раньше не думала, что это такая скучная, такая бессмысленная работа.
С бывшими друзьями мы видимся редко - нам не о чем говорить. Прошлое вспоминать не хочется, настоящее - серо, а будущее... Какое у нас может быть будущее? Мы отдали войне все, что у нас было, и так и не научились жить для себя.
В моей маленькой квартирке в центре Лондона всегда пусто. Иногда мне кажется, что я не оставляю в ней следов своего пребывания - все вещи всегда разложены и расставлены в идеальном порядке, пол сияет чистотой, все запахи мгновенно уносит свободно залетающий в вечно открытое окно ветер... Почему-то меня успокаивает эта пустота и безликость.
Я стала совсем мало спать - просто не хочется. Как и раньше, я могу дни и ночи просиживать над книгами. Собирать какую-то информацию для работы или просто читать что-нибудь для своего удовольствия. Пить горячий крепкий чай, не замечая вкуса. И с головой уходить в другой, написанный мир.
Каждую осень я собираю гербарии - просто так, ни для чего. Их уже много на стенах гостиной - новых и ярких или уже слегка выцветших и запылившихся, похожих друг на друга, как уходящие года. Сухие листья пахнут остро и горько - как неслучившиеся счастливые дни...

@темы: фанфик, россыпь букв, гп

01:20 

Россыпь букв-5. Лето. Любовь. Лили.

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
Воздух июльского дня был горяч и неподвижен; по берегу грязной речушки медленно шли двое подростков лет четырнадцати. Мальчик был худ, бледен, черноволос и неказист. У девочки были рыжие волосы, ярко-зеленые глаза и мелкие веснушки на чуть вздернутом носике. И она была прекрасна, как солнечный свет, - по крайней мере, по мнению ее спутника.
- Меня опять не хотели отпускать, Северус, - нарушила молчание девочка.
Мальчик поморщился.
- Твоя сестра продолжает рассказывать родителям небылицы?
Девочка только вздохнула.
Сестра завидовала ей с того дня, когда у нее проявились магические способности. Боялась - и все равно не упускала случая сказать или сделать какую-нибудь гадость.
- Не бери в голову, Лил, - Северус робко погладил ее по плечу и тут же смущенно отдернул руку.
- Она моя сестра, Сев, - девочка закусила губу, чтобы не расплакаться. - И мы в детстве очень дружили. А теперь... Ну за что она меня ненавидит?!
- Брось, Лили. Все уляжется. Она привыкнет, вот увидишь! - он сказал это так твердо, что девочка, кажется, поверила, вытерла глаза и улыбнулась.
- Пойдем к нашему дереву, Сев?
- Конечно, пошли!
Их дерево было старой корявой ивой, в тени которой так хорошо было сидеть в жаркие дни. Девочка опустилась на траву и прислонилась спиной к стволу; мальчик сел рядом с ней, не сводя с нее глаз. Ему казалось чудом каждое ее движение, каждое слово, каждая улыбка. В магическом мире не было ничего и никого волшебнее его Лил. И если бы он умел рисовать, он нарисовал бы ее именно такой - в коротком белом платьице, с запутавшейся в волосах веточкой и тонкими травинками, гладящими белую кожу длинных ног.
Время медленно катилось мимо них, а они все сидели, глядя на ленивую реку и сонных стрекоз в зарослях камыша. Им просто было хорошо вдвоем, вдали от шума школы, вдали от их семей и от проблем. В их душах росло ощущение какой-то особой близости, для которой не существует преград и границ.
Солнце прошло свой путь и медленно опускалось за горизонт. Прохладный ветерок нарушил неподвижность картины, пригладил траву, покрыл рябью реку, задел прядью волос девочки лицо Северуса, и Лили засмеялась. Мальчик нашел ее руку и нежно накрыл своей.
- Я очень люблю тебя, Лили.
Девочка доверчиво положила голову ему на плечо.
- Мы ведь будем вместе, что бы ни случилось?
Он ответил просто и уверенно:
- Всегда.

@темы: фанфик, россыпь букв, гп

08:22 

Россыпь букв-4. Фантазия. Фиалка. Фред.

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
Заводилой всегда был Фред. Что не удивительно, ведь смелости и фантазии у него всегда было намного больше, чем у меня.
Однажды - нам было лет по девять - он подбил меня взять ночью из сарая метлы старших братьев и долететь до дальней реки. С метлами мы справились, но наше возвращение заметила мама. Спрятав улики, мы проскользнули к себе в комнату и сидели там, напряженно прислушиваясь к звукам, доносящимся из кухни.
Наконец я не выдержал:
- Как думаешь, влетит или не влетит?
Фред фыркнул.
- Погадай на фиалке.
Фиалка была единственным растением, упрямо выживавшем на нашем подоконнике. Цвела она почти непрерывно, и у всех цветов было неизменно по пять лепестков.
Конечно, Фред оказался прав и нам хорошенько влетело. А фраза "погадай на фиалке" стала его коронным ответом на все мои глупые вопросы, требовавшие ответа "да" или "нет".

...Я стою у окна в своей комнате и бездумно смотрю на залитый солнцем двор. Внизу, в гостиной, моя убитая горем семья оплакивает моего так рано погибшего брата, Фреда. Я знаю - живой ли, мертвый ли, он всегда будет со мной... с нами. Я должен пойти к ним и сказать об этом, утешить и развлечь их, но я не представляю, как. Мне просто, как всегда, не хватает фантазии.
- Как думаешь, я справлюсь или нет? - мысленно спрашиваю я у Фреда.
И так ясно слышу его привычный ответ, что с трудом сдерживаю желание обернуться.
- Погадай на фиалке, Джордж.
Я опускаю взгляд на подоконник и улыбаюсь. Наша фиалка каким-то чудом все еще жива, и на тоненьком стебельке покачивается единственный розовый цветок - как обычно, с пятью лепестками.
Я расправляю плечи и спускаюсь к своим родным.
Спасибо, Фред. Я обязательно справлюсь...

@темы: фанфик, россыпь букв, гп

01:29 

Россыпь букв-3. Дождь. Детство. Драко

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
Плети дождя безжалостно стегают стены старого замка. Бесконечный осенний ливень не дает выйти наружу даже на минуту, да и внутри уже давно промозгло и сыро.
Я стою у окна и смотрю в унылую серость дня. Его тоска перекликается и сплетается с моей, и я, чтобы не завыть в голос, уплываю в далекие счастливые воспоминания...
...Когда я был маленьким, я гулял в любую погоду. Мама накладывала на мою одежду водоотталкивающие чары, и я радостно шлепал по колено в грязи, собирая опавшие листья и смеясь над дрожащим от холода домовиком, которого посылали за мной присмотреть. Возвращался, грязный и раскрасневшийся, гордо вручал разноцветную мокрую охапку листьев матери и получал взамен ее довольную улыбку и восторженное: "Какая прелесть, дорогой!". Потом я, уже переодетый и умытый, забирался с ногами в большое кресло, пил чай с печеньем и слушал сказки, которые мне вполголоса - чтобы не мешать читающему газету отцу - рассказывал дедушка Абрахас. Дождь стучал в окна, в камине потрескивал огонь, мама украшала листьями комнату, и было так тепло, так хорошо и уютно, что я нередко засыпал прямо с чашкой в руках, не заметив грани между сном и явью. Тогда отец осторожно разжимал мои пальцы, беззвучно ставил чашку на стол и на руках относил меня в постель. И сны мне снились такие же уютные, как минувший осенний вечер...
Я крепко сжимаю палочку в кармане мантии. Так уж повернулась жизнь, что теперь от меня зависит благополучие - да и само существование - моей семьи. И пусть у меня очень мало шансов победить Дамблдора силой ли, хитростью ли - но я должен, и я смогу. Чтобы мой отец вышел из Азкабана. Чтобы моя мать не боялась за нас и не плакала. Чтобы я сам мог больше не беспокоиться за жизнь своих родителей - и за свою собственную. Чтобы у моих еще нерожденных детей было такое же прекрасное детство, как у меня...

@темы: гп, россыпь букв, фанфик

00:45 

lock Доступ к записи ограничен

Вот твой лук, вот твои стрелы - теперь, куда хочешь, мчи.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

записки сумасшедшего Штирлица

главная